Привлечение к административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ

Привлечение к административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ.

В данной статье хотелось бы отметить существенные требования закона для привлечения лица к административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ.

Согласно п. 5 приказа Минздрава России от 18.12.2015 № 933н «О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) медицинское освидетельствование проводится в отношении:

— лица, результат медицинского освидетельствования которого необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления или административного правонарушения, для расследования по уголовному делу, для объективного рассмотрения дела об административном правонарушении, — на основании направления должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях.

— лица, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача либо новое потенциально опасное психоактивное вещество, — на основании постановления, вынесенного судьей, следователем, органом дознания, или направления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Пунктом 6 данного Приказа установлены критерии, при наличии хотя бы одного из которых имеются достаточные основания полагать, что лицо, совершившее административное правонарушение (за исключением лиц, указанных в частях 1 и 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование, являются: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы и шаткость походки; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица.

В случае если лицо было доставлено в отдел полиции как лицо, результат медицинского освидетельствования которого необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления, то направление на медицинское освидетельствование должно было быть составлено должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях.

В силу требований закона ни дознаватель, ни оперуполномоченный не являются должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, следовательно процессуальные документы от имени дознавателя и оперуполномоченного о направлении на медицинское освидетельствование лица будут составлены в нарушение требований закона и как следствие будут являться недопустимыми доказательствами.

Если лицо было доставлено в отдел полиции как лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача либо новое потенциально опасное психоактивное вещество, — на основании постановления, вынесенного судьей, следователем, органом дознания, или направления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

При ссылке должностных лиц при составлении направления на ст. 44 ФЗ от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» согласно которой лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно больно наркоманией, находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача либо новое потенциально опасное психоактивное вещество, может быть направлено на медицинское освидетельствование, стоит учесть, что медицинское освидетельствование лица, указанного в пункте 1 настоящей статьи, проводится по направлению органов дознания, органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, следователя, судьи или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, в медицинских организациях, специально уполномоченных на то федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения.

Для направления лица, указанного в пункте 1 настоящей статьи, на медицинское освидетельствование судьи, следователи, органы дознания выносят постановление.

При этом, данная статья закона корреспондирует на приказ Минздрава России от 18.12.2015 № 933н, которым установлен порядок медицинского освидетельствования и основания для него.

Согласно п. 2.1 приказа Минздрава России от 18.12.2015 № 933н медицинское освидетельствование участников уголовного судопроизводства производится с учетом особенностей, установленных статьями 179 и 180 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Часто допускаются нарушения п. 6 приказа Минздрава России от 18.12.2015 № 933н при составлении процессуальных документов — направлении и протоколе о направлении не указываются критерии при наличии хотя бы одного из которых имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

В соответствии со ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. При этом неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В силу ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

В случае нарушения указанных требований закона должностными лицами полиции, дело об административном правонарушении по ст. 6.9 КоАП РФ подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием события административного правонарушения.

У Вас аналогичная ситуация? Нужна помощь адвоката? Записаться на консультацию к адвокату Вы можете в разделе «Контакты», ознакомиться с практикой адвоката в разделе «Практика».

Адвокат Тарасов Максим Олегович

с.т. 8-994-006-05-05

 

Провокация ОРМ со стороны сотрудников полиции

Что может свидетельствовать о провокации?

 В соответствии с надзорным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 05.11.2013 № 46-Д13-23: «Сам по себе рапорт сотрудника ОВД о том, что Гайнанов занимается незаконным сбытом, который ничем не подтвержден, а также не исследован судом, не может служить достаточным основанием для вывода о том, что осужденный занимается незаконным сбытом наркотических средств и совершил бы данное преступление без вмешательства оперативного сотрудника».
Согласно п. 49 постановления Европейского суда по правам человека от 15.12.2005 г. по делу «Ваньян против России»: «Простое утверждение на суде сотрудников милиции, что у них была информация об участии заявителя в наркоторговле, которое, похоже, не исследовалось судом, не может быть принято во внимание».
Для проведения ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести проверочную закупку.
Обвинение, выдвинутое против человека, которое было фактически основано на результатах оперативно-розыскной деятельности, объективно предполагает обязанность проверить обстоятельства, связанные с возможной провокацией оперативными сотрудниками совершенного преступления, а также соблюдение требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» при проведении ОРМ «Проверочная закупка».
Довод защиты или обвиняемого о подстрекательстве создает для суда обязанность рассмотреть его способом, совместимым с правом на справедливое судебное разбирательство. Применяемая процедура должна быть состязательной, тщательной, всесторонней и убедительной в вопросе о провокации, при этом на сторону обвинения возлагается бремя доказывания отсутствия подстрекательства.
Согласно положений п.1 ст.6 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются, в числе прочих, выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.
В соответствии с п.4 ч.1 ст.6 указанного Закона «проверочная закупка» предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, а как предусмотрено в ст.7, основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», свидетельствуют о наличии у виновного лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося у последнего независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении данным лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния, и в соответствии со ст. 89 УПК РФ отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.
Оперативные сотрудники приступая к проверочной закупке немедленно после первого сообщения «секретного закупщика» и в отсутствие попыток проверки данной информации или рассмотрения иных средств расследования предполагаемой деятельности осужденного свидетельствует о спонтанности способа назначения и проведения проверочной закупки.
Информация о сбыте наркотических средств, послужившая основанием для вынесения постановления о проведении проверочной закупки, не имеющая ссылки на источник этой информации не может служить основанием для вывода о том, что осужденный занимался распространением наркотических средств и совершил бы данное преступление независимо от проведения проверочной закупки с участием «секретного закупщика».
Исходя из сказанного следует, что при таких обстоятельствах отсутствуют доказательства того, что умысел на сбыт наркотического средства сформировался независимо от действий сотрудников органа внутренних дел и что у них имелись основания подозревать осужденного в распространении наркотических средств, следует признать, что оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» наркотических средств у осужденного была проведена при отсутствии предусмотренных законом оснований, а правоохранительные органы действовали неприемлемым образом, посредством собственных действий спровоцировали осужденного совершить действия, за которые он был осужден.
При таких обстоятельствах, действия осужденного, совершенные в результате провокации преступления, не образуют состава преступления.
С учетом изложенного, действия органа, осуществлявшего оперативно-розыскную деятельность, выразившиеся в проведении проверочной закупки являются незаконными, оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» носившая провокационный характер, в связи с чем не могут быть признаны допустимыми доказательствами как результаты оперативно-розыскного мероприятия, так и другие производные от них доказательства.