Проблематика неисполнения адвокатского запроса

Данная публикация скопирована с сайта Адвокатской газеты РФ https://www.advgazeta.ru/mneniya/zakonodatelnyy-probel-ili-umyshlennoe-ogranichenie/

Проблема неисполнения адвокатского запроса.

Понятие адвокатского запроса и требования к нему содержатся в ст. 6.1 Закона об адвокатуре, согласно которой адвокат вправе в установленном порядке направлять в органы государственной власти и местного самоуправления, а также в общественные объединения и иные организации официальное обращение по вопросам предоставления справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи.

В предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано, если субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями, нарушены требования к форме, порядку оформления и направления запроса, запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Согласно ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.1 Закона. Названные органы и организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии, а также собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством РФ.

На практике госорганы зачастую отказывают в предоставлении сведений по адвокатским запросам, ссылаясь на тайну либо отсутствие доверенности.

Например, в моей практике были следующие случаи. Представляя интересы доверителя в деле об усыновлении, я направил в краевой департамент ЗАГС адвокатский запрос о выдаче справки о смерти отца доверителя. Указанные сведения были необходимы для разрешения спора по существу. Однако в их предоставлении было отказано, так как отсутствовала доверенность на получение сведений о смерти согласно требованиям Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Сложность состояла в том, что, во-первых, доверитель постоянно проживал в Италии, судебный процесс по усыновлению проходил там же, а отец доверителя умер в России.

Во-вторых, не было точной информации о месте смерти отца. По этой причине оформлять доверенность в Италии и впоследствии переводить ее и направлять в Россию не было оправданным. Итальянский суд также не истребовал данные документы. В итоге необходимая информация получена не была.

Другая ситуация была связана с защитой обвиняемого по уголовному делу. Я направил в медицинское учреждение адвокатский запрос о предоставлении сведений, касающихся диагноза потерпевшего по делу при госпитализации, а также о необходимости приобретения каких-либо медицинских препаратов (лекарств). Указанные сведения были необходимы для оказания потерпевшему материальной помощи. Их можно было получить только от медицинского учреждения, поскольку родственники потерпевшего скрывали информацию о состоянии его здоровья. Однако медучреждение отказалось дать сведения, так как они в соответствии с Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон об охране здоровья) составляют медицинскую тайну.

По большому счету подобные ситуации складываются чуть ли не при любом обращении адвоката с запросом о предоставлении сведений, касающихся третьих лиц.

Однако стоит обратить внимание, что, например, согласно ст. 13 Закона об охране здоровья предоставление составляющих врачебную тайну сведений без согласия гражданина или его законного представителя допускается по запросу органов дознания и следствия, а также суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством; по запросу органов прокуратуры – в связи с осуществлением прокурорского надзора; по запросу органа уголовно-исполнительной системы – в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно.

Таким образом, адвокат, оказывая юридическую помощь доверителю в соответствии с требованиями Закона об адвокатуре, фактически ограничен в получении сведений, необходимых для осуществления профессиональной деятельности. У доверителя, в свою очередь, доступ к правосудию также лимитирован, что является нарушением его конституционных прав.

Особенно актуальна данная проблема при участии адвоката в уголовном судопроизводстве, поскольку неполучение защитником каких-либо сведений (например, отказ в предоставлении карты вызова скорой помощи, сведений о диагнозе потерпевшего по делам о преступлениях против личности, даты и времени регистрации сообщения о преступлении в КУСП УМВД или КРСП СК, даты и времени поступления на экспертизу материалов по делам о наркотиках и т.д.) зачастую приводит к фатальным для доверителя последствиям.

Например, адвокат, получив отказ в предоставлении указанных сведений по адвокатскому запросу (а впоследствии и по ходатайству, направленному следователю и суду), лишен возможности заявить мотивированное ходатайство об исключении доказательств либо прекращении уголовного преследования его доверителя, так как правоохранительные органы и суд неохотно истребуют доказательства по ходатайству стороны защиты.

Кардинальному решению проблемы может способствовать, на мой взгляд, внесение поправки в ст. 6.1 Закона об адвокатуре, согласно которой адвокат может получить сведения, касающиеся третьих лиц, если это напрямую затрагивает интересы доверителя либо орган предварительного следствия или суд отказали в самостоятельном истребовании указанных сведений.

Адвокат Тарасов Максим

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *