Как после развода получить компенсацию за отчужденное имущество

Данная публикация взята с сайта Platforma.ru

После развода супруге удалось отсудить денежную компенсацию при отчуждении совместно нажитого имущества в браке. Она получила в собственность часть скрытого от раздела имущества и компенсацию за отчужденное имущество в браке, общей стоимостью 7,5 млн. рублей.

Этот кейс на конкурс практикующих юристов “Лучшие по праву”, который проводится сервисом PLATFORMA, представил адвокат Максим Тарасов из Владивостока. Максим рассказал подробнее об этом судебном процессе в интервью на PLATFORMA Media.

— Максим, расскажите подробнее о деле, которое вы представляете на конкурсе. Что побудило истца обратиться в суд?

— Супруги-предприниматели за совместную жизнь в браке нажили движимое и недвижимое имущество. Во время развода супруги договорились о разделе имущества в досудебном порядке путем заключения брачного договора и позднее нотариального соглашения о разделе имущества. После того, как брак был расторгнут, а совместно нажитое имущество было разделено в соответствии с заключенными соглашениями, моя доверительница обнаружила, что часть совместно нажитого имущества, которое не было включено в указанные соглашения, было реализовано в период бракоразводного процесса вторым супругом.

Поскольку денежной компенсации в размере ½ от стоимости реализованного имущества супруга не получила, тогда то и было принято решение об обращении в суд с иском о взыскании денежной компенсации за отчужденное имущество в браке.

В процессе судебного разбирательства было обнаружено также иное скрытое от раздела имущество, которое также было заявлено к разделу (доля в ООО, спецтехника, земельные участки).

Иск был подан в сентябре 2020 года. В июле 2021 года суд первой инстанции вынес решение об отказе в удовлетворении требований в части взыскания денежной компенсации за отчужденное имущество в браке. В решении суд указал, что «поскольку имущество было реализовано в браке, а истцом сделки не оспорены, в связи с чем не имеется оснований для выплаты компенсации». Суд первой инстанции исходил из презумпции согласия при отчуждении имущества в брака, установленной в ч. 2 ст. 35 СК РФ.

Получив отказ, я обратился с апелляционной жалобой в краевой суд, поскольку судебная практика указывала на иной подход в разрешении аналогичного спора и как минимум было несправедливо, что один супруг реализовав совместное имущество получил денежные средства единолично. По результатам рассмотрения жалобы в октябре 2021 года, суд частично удовлетворил жалобу и присудил компенсацию за отчужденное имущество.

В итоге моя доверительница получила в собственность часть скрытого от раздела имущества и компенсацию за отчужденное имущество в браке, общей стоимостью 7,5 млн рублей. Так как и это решение я считаю не справедливым, поскольку денежную компенсацию за часть реализованного имущества моя доверительница так и не получила, в настоящее время готовится кассационная жалоба. В планах — дойти до ВС РФ для единообразия практики по данному семейному спору при разделе имущества.

— Как аргументировали свою правовую позицию?

— Обращаясь в суд с указанным иском, я основывался на следующем.

Во-первых, отчуждение недвижимого имущества и спецтехники происходило после прекращения фактических семейных отношений. Ответчик не представил доказательств расходования вырученных от продажи денежных средств на нужды семьи либо передачи половины данных средств истцу. Следовательно у истца возникло право требования с ответчика компенсации 1/2 доли денежных средств, вырученных от продажи совместно нажитого имущества.

Во-вторых, после прекращения фактических брачных отношений супругов данное имущество было передано ответчиком по сделкам купли-продажи в пользу третьих лиц с согласия истца на отчуждение данных объектов недвижимости в любой форме на его условиях и по его усмотрению за цену на его усмотрение.

Факт выдачи истцом ответчику нотариально удостоверенных согласий на отчуждение совместно нажитого недвижимого имущества после прекращения между супругами семейных отношений не исключает обязанность второго супруга отдать истцу как сособственнику недвижимого и движимого имущества половину вырученных от продажи этого имущества денежных средств.

В-третьих, бремя доказывания того, что, вырученные от продажи имущества денежные средства были потрачены на семью переходит к ответчику. Поскольку именно ответчик должен предоставить доказательства, что вырученные деньги были потрачены на нужды семьи, либо ½ от реализованного имущества передавались истцу.

Данные выводы основаны в том числе на правоприменительной практике, изложенной в определении Верховного суда РФ № 24-КГ17-6 от 16.05.2017, а также требованиях п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»

— Чем это дело важно для вас и для общества?

— Данное дело важно для меня и для общества прежде всего для защиты интересов супругов в случае злоупотребления одним из супругов правом, которое прямо закреплено в законе ч. 2 ст. 35 СК РФ «презумпция согласия». К сожалению, в практике нередки случаи, когда один из супругов «готовясь» к бракоразводному процессу реализует имущество в браке и в дальнейшем в суде при разделе данного имущества именно этим требованием закона и оперирует, т.е. злоупотребляет. Соответственно второй супруг остается ущемленным, поскольку не имеет возможности получить денежную компенсацию за проданное имущество в браке, так как суд отказывает в денежное компенсации за отчужденное имущество в браке.

Соответственно важным обстоятельством в аналогичных спорах является доказать дату прекращения фактических отношений и трату денежных средств не в интересах семьи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *